ВИТРУМ МОСКОВИТИКУМ

         Про слюду у В.И.Даля сказано: "...слоистое, в чистом виде как стекло прозрачное ископаемое, идущее в дело замест стекла". Сверкающая вместо стекла белая слюда в оконницах  Коломенского дворца поразила Симеона Полоцкого: "Окна, яко звезд лик в небе сияет, драгая слюдва, что сребро блистает".

         В древние оконные рамы - наборные оконницы из луженого железа с частыми переплетами - русские мастера вставляли тонкие окончины - пластинки слюды, ярко блестевшей на солнце. Слюдяные окончины использовались до конца ХVП в. и некоторое время конкурировали с толстым и мутным средневековым стеклом. Слюдой стеклили и старинные выносные фонари на железном каркасе с жестяными стенками-рамками, куда на заклепках вставляли слюду, обрамленную узорчатой отделкой из олова. Нередко слюду раскрашивали в зеленый или красный цвета, расписывали растительным орнаментом. Старинные слюдяные оконницы и выносной фонарь с цветной слюдой нынче можно видеть в музее-заповеднике "Коломенское". Не менее восторженно отозвался о слюде в сочинении "О государстве  русском" Джильс Флетчер, бывший в Москве послом в конце ХVI в.: "Слюда пропускает свет изнутри и снаружи, она прозрачнее и чище, нежели стекло, и потому еще заслуживает преимущество перед стеклом и рогом, что не трескается, как первое и не горит, как последний".

         Слюдяная мастерская, где слюду расщепляли на пластины, резали и вставляли в окончины и фонари, находилась в Хамовниках. Там в наши дни при земляных работах на месте бывшего государева Хамовного двора нашли толстый слой заготовок и отходов производства из светлой блестящей слюды. В Москву слюду везли через Новгород из Карелии, где в Керетской волости находились слюдяные ломки, принадлежавшие в ХVI-ХVП в. Соловецкому монастырю, отчего звались они также монастырскими. О керетских слюдяных разработках не забыл упомянуть в своих записках о Московии немец-опричник Генрих Штаден: "Кереть - река и незащищенный посад. Люди кормятся там от стекла, которое добывается из земли. Оно разрывается на тонкие листы, а потом из него делают окна; на русском языке это слово называется слюда ( sluda )". В ХVП в. пуд слюды в Москве стоил от 15 до 150 руб., а за полторы чети слюды давали 350 четей ржи. 

         Казенную слюдяную десятину для Москвы собирали в Архангельске, там же торговали русские и иноземные купцы, называвшие слюду из Московии московским стеклом. Сотни пудов русской слюды ежегодно в ХVI в. уплывало из Архангельска к берегам Западной Европы. Сотни пудов слюды - это тысячи окон московского стекла, которыми глядели на мир голландские, немецкие, английcкие дома, дворцы, замки, соборы. Светили во тьме маяки и фонари.

         В 1763 г. в городе Санкт-Петербурге в  Императорской Академии наук отпечатали книгу "Минералогия или описание всякого рода руд и ископаемых из земли вещей, сочиненное Иоганом Готшалком Валерием, Королевской Шведской Академии в Упсале Философии и Медицины Доктором и с немецкого на российский язык переведенное действительным статским советником берг-коллегии Президентом и Монетной канцелярии главным судьею Иваном Шлаттером". Про слюду читаем:" alba Vitrum Moscjviticum " состоит из гибких больших и малых листочков и кружочков, которые так чисты и прозрачны, как стекло... в огне делается светом полупрозрачна, с блистающею белизной, которая на серебро походит... находят оную в великом множестве неподалеку от города Архангельского". Вот так и получила светлая блестящая слюда свое современное официальное минералогическое наименование мусковит или московское стекло  от имени российской столицы.

         Помимо слюды на Руси употреблялись многие цветные и драгоценные камни. Самоцветами украшали одежду, головные уборы, знаки государственной власти, оружие, оклады икон и духовных книг, делали ювелирные изделия. Радуя свой взор блеском бриллиантов и зеленым огнем изумрудов, предки суеверно признавали за цветными камнями лечебную и магическую силу. В старинных лечебниках и колдовских рецептах говорилось, что "кто яхонт червленый при себе носит, снов страшных и лихих не видит. Яхонт лечит сердце, мозг, силу и память человека". Гранат - "бечета есть камень сердце обвеселит, кручину и неподобные мысли отгоняет". А вот возможности "царя камней": "Если камень алмаз воин носит на левой стороне  во оружиях, тогда бывает спасен ото всех супостатов своих и сохранен бывает ото всякие свары и от нахождения духов нечистых. Тот же алмаз, кто при себе носит, грежение (грезы) и сны лихие отгоняет". Существовало поверье, что каждый человек должен носить в перстне камень того месяца, в котором родился: в январе - гиацинт или гранат, в феврале - аметист,  в июне - халцедон и т.д. Вместе с тем каждый самоцвет имел и такую символику: агат обозначал долголетие и здоровье, опал - надежду, топаз - дружбу и пр. Опытный "купчина" ХVI-ХVП вв. знал около двадцати разных видов драгоценных камней. Купцы тогда были главными "добытчиками" самоцветов, привозившихся из-за границы, поскольку собственные месторождения Урала и Сибири еще ждали своих первооткрывателей. Но уже добывали жемчуг и янтарь.

         Жемчуг можно считать самым демократичным из "самоцветных каменьев", его любили русские князья, цари и церковники, простые люди украшали жемчужным шитьем свою одежду, кокошники, делали бусы, ожерелья, подвески. Жемчужные серьги оставались самым модным украшением русских женщин на протяжении нескольких столетий почти до самого конца XIX в. Вековое постоянство моды определяла давняя традиция: жемчуг на Руси дарили только любимым женщинам. Основной район добычи речного жемчуга, называвшегося в старину русским жемчугом или бисером, находился на северо-западе Европейской России. Северный жемчужный промысел нашел отражение в гербе г.Кемь в виде жемчужного венка на голубом поле "в знак того, что из протекающих рек от лапландских гор вынимается много раковин и из них довольно количества жемчуга". Со своих карельских поместий постоянно получала жемчуг цесаревна Елизавета Петровна.

         В более давние времена жемчугом украшались на Руси мужчины. У князя Святослава "в одном ухе висела золотая серьга, украшенная жемчужинами и рубином, посреди них вставленном". Золотое время жемчужного шитья пришлось на ХVП столетие, когда в царских мастерских Кремля трудилось около сотни искусных вышивальщиц, занятых жемчужным бисерным шитьем, или "саженьем", а среди московских торговых рядов бойко торговал жемчужный. Удивленный иностранец с завистью сожалел: "Быть может, в одной Троицкой лавре жемчуга больше, чем во всей остальной Европе".

         Орнаментальным жемчужным узором расшивали церковные митры и епитрахили, высокие воротники-оплечья стихарей и фелоней. От жемчужных богатств пошло на Руси выражение: жемчужиться - спесиво красоваться и любоваться собой. В начале XX в. Россия еще торговала жемчугом, по сообщению "Олонецких губернских ведомостей", в 1912 г. за границу продали карельского жемчуга на 300 тыс. руб. золотом.

         В Оружейной палате хранятся шитые жемчужным узорочьем царские и церковные одежды, кафтаны вельмож. Жемчуг и самоцветы - топазы, сапфиры, рубины - украшают оклады икон и царские регалии - шапку Мономаха, державы, скипетры, троны, старинное оружие, чаши, кубки, ларцы, шкатулки.

         ...Цветные камни и нынче в моде. Москвичи покупают украшения и камнерезные изделия из самоцветных камней в ювелирных магазинах, названных именами самоцветов - это "Алмаз", "Жемчуг", "Изумруд", "Янтарь", "Яхонт", "Гранат", "Малахитовая шкатулка". Большой популярностью пользуются традиционные выставки "Удивительное в камне", устраиваемые в Биологическом музее им. К.А. Тимирязева, а также ярмарки самоцветов.

         Приходят любители камня, школьники и студенты в Минералогический музей РАН  на Ленинском проспекте. Музей работает в Москве с 1935 г., но его история восходит к 1716г., когда в Кунсткамере возник Минеральный кабинет. Для кабинета приобрели несколько частных зарубежных и российских коллекций, в том числе коллекцию Я.В.Брюса. Академические путешествия Д.Г.Мессершмидта, П.С.Паласа, И.И.Лепехина значительно пополнили Минеральный кабинет образцами минералов и руд Урала, Сибири, Прикаспия, так что к концу ХVШ в. образовалась крупнейшая по тем временам коллекция минералов, горных пород и руд.

         В 1804 г. постановлением конференции Академии наук ключи от Минерального кабинета вручаются известному российскому минералогу и химику В.М.Севергину, которому поручается "надзирание за хранящимися в нем коллекциями". Так же как М.В.Ломоносов, В.М.Севергин придавал большое значение научным коллекциям и музеям, понимал их научную и просветительную значимость на благо отечества. В статье "Обозрение Минерального кабинета Имп.Академии наук" В.М.Севергин писал, что минералы "не можно научиться распознавать... по одним книгам; надлежит их видеть часто, надлежит сличать их, разбирать на образцах, в чем состоит сходство их и различие, какие их признаки постоянные и какие суть случайные... Но, чтобы объять всю оных обширность, для сего потребно лишь предпринимать многотрудные и отдаленные путешествия, либо иметь собрание оных, расположенные в приличном порядке, с показанием рода их, вида, названия, отличия от других и места рождения. Но как первое не для всякого удобовозможно, то явствует, сколь драгоценны должны быть последние, т.е. сохраняемые их собрания". К этим словам можно добавить мнение современных ученых, что геологическая информация от одного ящика качественной коллекции стоит дороже, чем такой же ящик малахита или яшмы.

         Академик В. М. Севергин с большой пользой для Минерального кабинета надзирал за доверенными ему коллекциями. Стараниями ученого состоялся обмен образцами минералов с зарубежными учеными и музеями, приобрели несколько частных коллекций. Особое внимание Севергин уделил лицу собрания - оформлению экспозиции. Наряду с традиционным расположением минералов по систематическому признаку он создал географическую экспозицию, наглядно представив богатство минеральных видов российских недр. В ноябре 1820 г. "Санкт-Петербургские ведомости" сообщили об открытии новой экспозиции из 20 тыс. минеральных видов, в следующем году вышел составленный Севергиным сводный каталог Минерального кабинета Кунсткамеры.

         В 1836 г. Минеральный кабинет приобрел самостоятельность, выделившись из Кунсткамеры в виде Минералогического музея, который затем вместе с другими коллекциями Академии наук преобразовали в Геологический и Минералогический музей им. Петра Великого. В 1904 г. минералогический отдел музея возглавил молодой В.И.Вернадский, а в 1919 г. - А.Е.Ферсман, по инициативе которого состоялись большие экспедиции по поискам и изучению полезных ископаемых Кольского полуострова, среднеазиатских республик, Урала, Сибири.

         В 1930 г. на базе Минералогического музея возник Ломоносовский институт минералогии, геохимии и кристаллографии АН СССР, переведенный в 1934 -1935 гг. вместе с другими академическими организациями в Москву. В столице минералогические коллекции разместили в бывшем манеже Нескучного дворца, где они находятся и ныне. В 1946 г. Минералогический музей вновь обрел автономию, а с 1955 г. носит имя академика А.Е.Ферсмана. Современная коллекция музея содержит свыше 130 тыс. образцов минералов и руд из отечественных и зарубежных месторождений. Среди них недавно открытый советскими геологами чудесный сибирский чароит, уникальный фиолетовый минерал, не имеющий аналогов в мире. Дивные золотистые и голубые топазы, огненно-красные, червленые яхонты-рубины, мерцающие аметисты и аквамарины, голубая бирюза и синий, как море, лазоревый камень лазурит, зеленый малахит, пестрые мраморы, яшмы, кремни и составивший славу Урала, "хранящий тайну черных руд... темно-зеленый изумруд".

         На одном из музейных окон в старинной узорчатой оконнице просвечивают кристаллы знаменитого московского стекла - слюды мусковита. Современное широкое использование белой слюды определяется ее высокими диэлектрическими свойствами, термостойкостью,  гибкостью и способностью расщепляться на совершенно ровные пластины. Поэтому мусковит используется в современной электротехнической промышленности для производства электроизоляторов. Бытовые электрические  утюги имеют изоляционные пластины из прессованного мусковита.

 Прозрачность и термостойкость белой слюды определяют ее использование в изготовлении окон плавильных печей и горнов, а также очков для металлургов. Из слюдяного  порошка делают термостойкие краски.

          Мусковит попрежнему добывают в Карелии, а также в Восточной Сибири, в бассейне реки Мамы, где находится известная с ХVII века Мамско-Чуйская слюдоносная провинция. 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz